david_mendel

Categories:

Михаил Абызов — закрытый миллиардер из открытого правительства

Абызов и Медведев
Абызов и Медведев

Задержание в марте прошлого года бывшего министра Открытого правительства Михаила Абызова отчасти стало сенсационным, отчасти было давно предсказуемым. К нему несколько раз возникали вопросы, связанные с финансовым состоянием, а также махинациями в энергетической сфере. Но, пожалуй, главный вопрос в отношении Абызова был такой — как он вообще стал министром и чем занимался в правительстве?

Как видно из уже имеющейся информации об уголовном деле бывшего министра по делам «Открытого правительства» Михаила Абызова, основанием для его задержания стала не коррупция, как можно было бы ожидать, а преступление в экономической сфере, связанное с его энергетическим бизнесом. Защита и вовсе настаивает на том, что следствие перевело в уголовную плоскость обычный деловой конфликт.

Как бы то ни было, чиновником Михаил Абызов стал под самый конец президентского срока Дмитрия Медведева, сперва став советником главы государства, а затем, с переходом Медведева на должность главы правительства, заместителем председателя правкомиссии по координации деятельности «Открытого правительства». Фактически — федеральным министром. Этот статус был закреплен за Абызовым вплоть до весны 2018 года, когда президент Владимир Путин после своего переизбрания обновил состав правительства, упразднив само «Открытое правительство» и должность профильного министра. После этого Абызов покинул Россию, улетев в Италию, где он владеет роскошной виллой за 750 млн рублей — о ней еще в 2017 году рассказал оппозиционер Алексей Навальный.

Путь к богатству

Вернемся немного в прошлое. Свою деятельность Михаил Абызов начинал далеко не на госслужбе. Первые шаги на пути к богатству (одно время занимал 68-е место в списке российских миллиардеров по версии Forbes) Абызов совершил еще в студенчестве, торгуя в Москве турецким ширпотребом. Затем будущий бывший министр работал брокером, копил средства и инвестировал их в СП «ММБ-групп», после чего влился в систему поставок встречных товаров и переуступок долгов, за счет чего приобрел пакет акций разных крупных предприятий.

В их числе — акции «Сибнефти», крупный пакет акций компании «Новосибирскэнерго» (говорят, за поставки на 570 тысяч долларов Абызов получил 19,5% акций стоимостью примерно 40 млн долларов) и другие.

Приобретение всей жизни Абызов совершил в 1996 году, через два года он стал стал замглавы совета директоров «Новосибирскэнерго» и таким образом вошел в руководство РАО ЕЭС. А затем произошло уже знакомство всей жизни.

Чубайс, Дворкович и Медведев

Абызов и Чубайс
Абызов и Чубайс

В 1998 году Михаила Абызова пригласили в группу экспертов РАО «ЕЭС России», предложение поступило от главы корпорации Анатолия Чубайса. Абызов получил должность члена правления РАО, а вскоре, опять же по предложению Чубайса, стал начальником департамента инвестиционной политики и бизнес-проектов РАО «ЕЭС России», занявшись разработкой программы первоочередных действий в электроэнергетике.

Все последующие годы Абызов вместе с Чубайсом занимался приватизацией российской энергетики, банкротством крупнейших энергетических предприятий и захватом самых прибыльных активов. Попутно Михаил Абызов уделял внимание и сугубо личному обогащению, регистрируя офшорные компании (порядка 50) и создав инжиниринговую «Группу Е4». «Шахматное» название компании связывают с дружбой Абызова и бывшего зампреда правительства, любителя этой интеллектуальной игры Аркадия Дворковича.

Абызов и Дворкович
Абызов и Дворкович

Именно благодаря связям с Дворковичем и Чубайсом Михаилу Абызову удалось попасть в поле зрения Дмитрия Медведева, который и дал ему статус министра без портфеля. Зачем это понадобилось самому Абызову — остается только догадываться, так как он став чиновником параллельно продолжал заниматься бизнесом, что запрещено законом.

Без портфеля и без дела

«Открытое правительство», за которое формально отвечал Михаил Абызов, — это формат взаимодействия государства с населением, при котором у граждан есть доступ к документам органов и ведомств, что позволяет осуществлять общественный контроль их деятельности. Достигаемая таким образом прозрачность работы властей должна способствовать снижению уровня коррупции и должностных преступлений.

Поначалу Медведев активно продвигал проект, обязав госструктуры выкладывать в интернет широкий перечень документов для ознакомления граждан, также была принята концепция «Электронного бюджета», чтобы люди могли знакомиться с государственными тратами. В процессе формирования открытого правительства в интернете были также запущены порталы госуслуг, госзакупок, проектов нормативно-правовых актов, российской общественной инициативы, государственных программ, правовой статистики, правовой информации, оценки регулирующего воздействия, а также единый реестр проверок и проект «Ваш контроль».

При этом деятельность непосредственно «Открытого правительства» Абызова почти не пересекалась с немногочисленными реальными достижениями проекта. Возглавляемая им комиссия лишь что-то «координировала», сам Абызов участвовал в различных номинальных заседаниях и не вылезал из Италии.

Очевидно, за шесть лет «эффективность» структуры стала ясна всем, поэтому президент Путин в 2018 году структуру распустил.

Бывший министр

Ныне Михаила Абызова обвиняют в организации преступного сообщества и мошенничестве c использованием служебного положения. Его подельниками следствие называет топ-менеджеров энергетических компаний  ОАО «Сибирская энергетическая компания» и ОАО «Региональные электрические сети» — обе компании выступают потерпевшими по уголовному делу, а сумму ущерба в СКР оценивают в 4 млрд рублей. По версии следствия, злоумышленники якобы продали государственному ФГУП «Алмазювелирэкспорт» акции «Новосибирскэнерго» по сильно завышенной цене. Впрочем, в самом ФГУП цифры от СКР не подтверждают.

Также следователи проверяют причастность Абызова и его группы к другим аналогичным преступлениям в энергетической сфере. Например, ранее Альфа-банк пытался добиться возбуждения уголовного дела в связи с огромной задолженностью компании бывшего министра»Группа Е4″, которая фактически стала банкротом под руководством Абызова. Возможно, что при новых обстоятельствах банку удастся добиться своего.

Не исключено, что Абызову могли бы вменить в вину и многочисленные махинации, совершенные им еще в конце девяностых годов прошлого века, однако по ним уже наверняка истекли все сроки давности.

Источник: https://pasmi.ru/archive/230711/

Мы говорим «Абызов», подразумеваем – Босов…

Дмитрий Босов и Михаил Абызов
Дмитрий Босов и Михаил Абызов

Истоки этого их «совместного предприятия» относятся к 2012 году, когда Роснедра не допустили к конкурсу на разработку угольного участка «Урегольский» компанию «Южный Кузбасс» («Мечел») и, проигнорировав предписание ФАС, признало победителем ООО «Разрез Кийзасский» – в тот момент мало кому известную компанию, появившуюся на свет за полгода до конкурса. Ее учредителем значилось ООО «Межотраслевое консультационно-правовое бюро», зарегистрированное по такому же адресу, где находится головной офис Дмитрия Босова. Кстати, уже в 2019 году Босов совместно с Ростехом и Газпромбанком решил «утащить» у «Мечела» еще и Эльгинское месторождение. 

У понимавших друг друга с полуслова «партнеров» по угольному бизнесу не было и тени сомнения в продвижении их интересов по линии Роснедр – ведь им, как предполагают сегодня некоторые СМИ, оказывал «покровительство» возглавлявший ведомство в 2004-2012 годах Анатолий Ледовских. Позже, в знак благодарности за услуги после увольнения с госслужбы он получил хлебное место председателя совета директоров АО «Трансмашхолдинг» у Андрея Бокарева. Последний, если что, является другом и соратником Михаила Абызова еще со времен, когда Абызов в 2005-2007 гг. являлся гендиректором ЗАО «УК Кузбассразрезуголь». Потому-то и все проверки предприятия со стороны Росприроднадзора, Ростехнадзора и т.д. остались неоконченными или же не имели своего логического продолжения в плане реализации претензий к дуэту «потомственных угольщиков». РЕКЛАМА НА ВЕКЕ Как разместить Сам же Михаил Абызов официально оказался в числе учредителей ООО «Разрез Кийзасский» только в июне 2017 года, оформив свою долю на подконтрольный офшор Хиллестрато Инвест Лимитед (Кипр). Эта же компания владеет ООО «Пансионат Энергетик» в Тверской области (входило в «Новосибирскэнерго» и «Группу Е4» Абызова, о приватизации которым пансионата известно всем тверичам. Босов же оформил свою долю на Аллевия Инвестенс Лимитед (Кипр) (все упомянутые компании можно увидеть: здесь). Деятельность «Кийзасского» с самого начала сопровождали темные истории и громкие скандалы. На его деятельность все время жалуются жители города Мыски, рядом с которым он находится. Причины жалоб просты – постоянный грохот и летящая пыль с погрузочной станции разреза, движение большегрузных машин с углем. Недавно губернатор Кемеровской области Сергей Цивилев даже общался с руководителем предприятия Андреем Борщевичем, главой Мысков Дмитрием Ивановым и местными общественниками, обязав руководство шахты построить погрузочную станцию за пределами Мысков. Более того, есть и другой, не менее важный аспект этой ситуации. 

Разрез «Кийзасский» расположен слишком близко к некоторым населенным пунктам, где компактно проживают шорцы – малочисленный коренной народ. Шорские поселки Чувашка и Казас пришлось ликвидировать, жить в них оказалось невозможно. В итоге шорцы пригласисли в Кузбасс международные экологические организации и сняли документальный фильм «Цена» – о том, как разрез «Кийзасский» уничтожает людей и природу. Убитая экология – это вообще отдельная грустная песня про бизнес Босова-Абызова. Черный снег, черная вода в реках.. Неоднократно говорилось и о том, что владельцы разреза по сути взяли курс на его хищническую эксплуатацию, не проводя необходимых работ ни по обеспечению ремонта техники, ни по экологии (см.выше). Так, например, в компании абсолютно отсутствует сервисное сопровождение техники, в том числе и новой. «Машины… буквально «убиваются». Отсутствуют гаражи, боксы, оборотный склад запчастей. Не производится никаких серьёзных ремонтов, в том числе, двигателей. Необходимый штат работников для осуществления должного обслуживания техники также не нанят». Как результат – механики чинят технику на свой страх и риск, водители ездят по разбитым, непригодным дорогам. И гибнут. 20 июля 2017 года на технологической дороге перевернулся МАЗ, водитель погиб. В ноябре 2018 перевернулся БелАЗ, две жертвы. Да и на другом предприятии Босова, разрезе «Восточный» все обстоит так же. И с теми же последствиями – люди гибнут при ремонте техники. Одним словом, минимум вложений – максимум прибыли. И тактика выжженной земли. И более 60 дел в судах, где ООО «Разрез «Кийзасский» выступает в роли ответчика. И 135 выявленных нарушений за 3 года! И 11 фактов приостановки деятельности в рамках исполнительного производства менее чем за 2 года… И это только часть результатов «эффективного» менеджмента любителя сноуборда Босова и владельца тосканских замков Абызова. Зададимся вопросом: а куда идет уголь с «Кийзасского»? 70% - на экспорт в Китай, Италию, Украину, Бельгию, другие страны. По официальным данным. А на деле? По самым скромным подсчетам, экспортный поток угля (при среднегодовой добыче 8-9 млн тонн) с разреза «Кийзасский» приносит Абызову с Босовым хорошие деньги, 52 млрд рублей чистой прибыли только за 2016-2017 годы. 

Сколько из них ушло на зарубежные счета? Параллельно с этим, Босов организовал точно такую же схему работы на разрезе «Восточный» в Новосибирской области. Общий объем ушедших за рубеж средств от продажи новосибирского угля новостные ресурсы оценивают в 500 млн долларов. При таких размахах за счет теневых схем Абызовым и Босовым на офшорные счета могло быть выведено свыше $1 млрд, которые вложены в различные проекты в Индонезии, Африке и даже в США. Тем временем Босов, ко всему прочему, намерен оперативно разработать таймырские месторождения антрацита, добычу которого он начал в 2016 году без проектной документации (читай, незаконно), налетев на штраф Росприроднадзора в 954 млн рублей. Параллельно решил построить второй Северомуйский тоннель и достроить порт Север в Находке. Строительство тоннеля за 5 лет на собственные средства попахивает, честно сказать, авантюрой. Напомним, что первый тоннель строился 26 лет. В прошлом году глава РЖД Олег Белозеров пояснил Владимиру Путину, что при современных средствах и технологиях стройка займет 10 лет. Босов планирует возить 50 млн тонн груза в год и понятно почему – порт в Находке рассчитан на 70 млн тонн перевалки. Да и стоимость перевозки упадет с нынешних 1000 рублей за тонну угля до 200 рублей. Желание напарника Абызова гнать все больше и больше угля за рубеж очевидно. Но уж больно этот план смахивает на очередные Нью-Васюки… И главное, слишком очевиден ответ на вопрос, в какой юрисдикции останутся полученные от продажи российского угля за рубежом средства… 

Глядя на все это, возникает резонный вопрос: когда на протяжении нескольких лет буквально на глазах так нагло и методично обворовывалась угольная отрасль страны, – где в это время находились многочисленные российские правоохранители, спецслужбы и прочие борцы с коррупцией? Не видели, не слышали, не знали? Не было команды сверху? Находились в доле? Или еще что? Но, как бы то ни было, Михаил Абызов все-таки «пошел» первым. Пойдет ли вслед за ним по цепочке Дмитрий Босов? Увидим.

Источник: https://wek.ru/my-govorim-abyzov-podrazumevaem-bosov

Дмитрий Медведев самоизолировался на своем секретном острове

«Золотые копи» погибшего миллиардера Босова: об активах и связях с Абызовым

Как сотрудники СКР делили взятку и ездили к Михаилу Мишустину

Как миллиарды уходили из России

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic