david_mendel

Categories:

Из аптек пропали лекарства, помогающие при ковиде

В России — вторая волна ковида. День за днем фиксируются новые рекорды смертности. Отличие этой второй волны от первой то, что мы теперь знаем, как ковид (отчасти) лечить. 

Мы знаем, что дексаметазон подавляет цитокиновый шторм, что антикоагулянты снимают одну из главных причин смертности — тромбы и что антибиотик азитромицин действительно слегка помогает (непонятно почему). Но эти лекарства — и многие другие — исчезли из аптек, особенно за пределами Москвы. 

И причина исчезновения — отнюдь не (только) ажиотажный спрос. Эта причина — система маркировки лекарств, которая вступила в действие с 1 июля 2020 года. Система попросту не работает: подолгу зависает. И сотни тысяч упаковок стоят, нерастаможенные, или не могут покинуть склады производителей.

У «Фармленда» около 15 тысяч квадратных метров складов. Перед 1 июля, предчувствуя катастрофу, сеть забила их под завязку, но теперь запасы кончаются. «Антибиотиков нет, антикоагулянтов нет, даже лидокаина нет, — говорит Аделя Кальметьева. — У производителя лежит полусырой продукт, и он не может выпустить товар на рынок, потому что не получил коды, а аптека не может оприходовать, потому что тоже не получила коды».

Система национальной цифровой маркировки, которая с 1 июля 2020 г. постигла все лекарства — это типичный пример российской антицифровой революции.

Во всем мире происходит цифровая революция, и благодаря ей потребитель получает улучшенный и упрощенный доступ к услуге. В России происходит антицифровая революция. Это когда государство требует от потребителя купить цифровой кирпич, в котором тот не нуждается, а деньги за кирпич уходят коммерческой структуре в виде частного налога.

Типичным примером антицифровой революции был «Платон» — когда всех водителей грузовиков обложили данью в пользу компании Ротенбергов.

Другим типичным примером как раз и является система маркировки, которую уже внедрили для шуб и для обуви, а с 1 июля — и для лекарств.

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»
Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»


В России продается 5 млрд упаковок лекарств в год, и с 1 июля 50 коп. с каждой упаковки поступают ООО «Оператор-ЦРПТ», который принадлежит Усманову, «Ростеху» и компании венчурного капиталиста Александра Галицкого, среди пайщиков которого, по его собственным словам, есть Александр Удодов.

Мы скупим всю Россию!
Мы скупим всю Россию!

Подробно: https://novayagazeta.ru/articles/2020/10/23/87652-latynina

Российская вакцина от COVID-19 оказалась ветеринарным препаратом

Топовый вакцинолог РФ призвал не делать прививки от коронавируса

Лекарства полезные и вредные

Дочери Путина рассказали о дизайнерском эмбрионе

Русская мафия и прокуроры Москвы

Михаил Мишустин – вор, ставший премьером

Тайна виллы "Сюзанна"

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic